«Парк Юрского периода» 1993, 1997, 2001, 2014(?)

 

Как-то я поехал со студентами побродить по Крыму с рюкзаками. Не мои сокурсники — из двух разных ВУЗов. Но костяком той экспедиции были технари с одной универовской группы во главе с их старостой. Я еще в поезде сказал, что я не ваш руководитель — ну вас на фиг — выбирайте промежь себя. Я буду штурманом – покажу, расскажу, предупрежу. Выбрали паренька, который был старостой той самой группы.

Доехали до Севастополя, потом добрались до Балаклавы, оттуда пешком почти до мыса Айя. А возле старосты крутилась лихая барышня и явно держала его под каблуком. Ясно стало, кто будет нашим руководителем.

И вот пошли две темы:

Первая. Я говорю — надо дневальных назначить. Кто-то должен отвечать за еду, за воду, за чистоту.
Мля! Что тут началось! «Тут же свобода! Красота! Любовь! А Вы про каких-то дежурных… Совок! Диктатура! Какое-то напряжение. Расслабьтесь!»
Думаю: «Так. Что же я завтра жрать буду?».

Вторая тема (ключевая). Тут главная барышня обмолвилась, что сейчас поставят палатки, разожгут костер… Я говорю, мол, стоп! костры нельзя в Крыму. Категорически! Это — тоже самое, что курить на сеновале. Или кушать на складе цианидов. В Крыму лес, как порох. И за этим следят не только пожарные и милиция, но и местные. Сказал.
Ответили: «Без нарушений правил не бывает великих дел!» «Нужно прогибать мир под себя!» «Нужно дерзать, тогда и только тогда чего-то добьешься»и т.п.

Я рюкзак скинул и отправился в Балаклаву пешочком. Перекусил, в магазинчик сходил, на рынок поднялся, домой позвонил (мобил тогда не было). Пошел обратно. Фак! Дым я увидел еще сверху, как только гору обогнул.

Прихожу в лагерь — точно. Уже стакан в лоб приняли, гитара, дудочки, фенечки и костерок. Девица главная приняла облик — грязные ноги и голые сиськи в пыли, сигаретка с прищуром. Ладно хоть я рюкзак еще не разобрал. Взял его и пошел на свое старое место — метров двести от ИХ костра. Над берегом. Там место только под одну палатку, которая у меня есть. Две девицы из другого ВУЗа скромно и шепотом, (шепотом, чтобы никто не обвинил их в демарше против костра) попросились со мной. Не вопрос. Палатка двухместная — можно и втроем спать. Никакой грязи в мыслях.

Стало совсем темно. Красота! Сверчки поют, где-то под нами море шумит, фрукты-овощи, портвейн льется. И тут девчонки мои затихли. Из темноты показался мальчик-староста и начал рассказывать.

Короче, пришли лесники и оштрафовали нашу главную девочку. (Она всем заранее сказала, что отвечает за всё.) Потом пришли другие «лесники», которые сказали, что предыдущие были не настоящие. Потом пришел настоящий лесник… В общем, по девице проехали все, и осталась она без денег. «Поэтому мы тут с ребятами решили сброситься и собрать ей немного гривен».

Тут состоялся ключевой диалог:
— Мля! Я же вас предупреждал!
Вот ключевой ответ:
— НО МЫ ЖЕ НЕ ЗНАЛИ!

— Я вас предупреждал?
— Да. Но мы не знали.

Девочки мои сделали движение в сторону палатки, где лежат рюкзаки с кошельками. Я остановил. Они с радостью замерли.

Через несколько минут вышла луна и все увидели, что виновница торжества сидит на корточках в кустах в нескольких метрах от нас и слушает. Видимо, лояльных ищет. Оба старосты были нами посланы далёко.

С утра проснулась вторая тема. Пришел староста с пустой полуторалитровой бутылкой и попросил воды.

— А где Ваши дежурные по лагерю?
— Ты ж понимаешь…
— Понимаю, но бутылку не дам. Кружку налью.
— А хлеб есть у вас?
— Идите на хер, ребята. Нас трое.

Мы с девчонками снялись и ушли в сторону перевала на Гончарное. Когда мы проходили мимо лагеря, на нас смотрели как на подонков. В пыли валялся толстый кусок ржаного хлеба. Вдогонку услышали: «Хоть сигарет оставьте». Хрен вам. Никогда.

Кино «Парк юрского периода» про это:

1. Вас же предупреждали! Ведь вас же предупреждали. — НО МЫ ЖЕ НЕ ЗНАЛИ!
2. Очень много любителей перейти черту, сломать правила, но почти все делают это за чужой счет. За свой счет мало кто идет в герои.

Ну и дополнительно:
3. Свободы не бывает без дисциплины. Нужно заставлять себя мыть посуду, набирать воду и готовить еду. Нужно иногда нагнуть самого себя. Иначе хлеб закончится, или динозавры слопают.

Добавить комментарий